Очерк «Странствия по Большому Памиру»

Опубликовано: 01.11.18

Этим летом мы наконец-то съездили с нашими отважными туристами на Памир! И вот, руководитель разведки, наш гид и автор путешествий по Америке, Фанским горам и Европе - Павел Берестов написал небольшой, но очень интересный очерк. Приятного прочтения! :)

Павел Берестов: странствия по Большому Памиру 

Давным-давно я пролетал на вертолете над Памиром в базовый лагерь под пиком Коммунизма. Сверху были хорошо видны бездонные ущелья горных рек, сами реки – красные, желтые, прозрачные – и бескрайние снежно-ледовые горные хребты.

 

Вертолет не тянул большой груз через пятитысячный перевал, и нас вчетвером высадили на каком-то высокогорном плато высотой под 4000 м, летчик пообещал вернуться через час. Где-то внизу, в каньоне с отвесными стенами, ревела красная река Муксу. Мы находились в царстве скал, снега и льда, а над головой было ярко-синее памирское небо. И все вокруг заполняла собой первозданная, звенящая тишина. Я был потрясен мощью и масштабом этих гор.

Много воды утекло с той поры, много разнообразных природных ландшафтов довелось увидеть, но меня всегда тянуло туда. Было ощущение, что там, на Памире, есть нечто такое, чего нам нигде больше не увидеть, не потрогать и не почувствовать…

И вот, наконец, свершилось! Группа туристов клуба "Странник" прошлась-таки треккингом по Большому Памиру! Действительность превзошла все мечты. Абсолютно дикие, потрясающе-мощные ландшафты, невообразимая смесь ледников, озер и скал. Полное безлюдье и разнообразие природных форм. И бездонное небо над головой – вот, что такое Памир.

 

ЧАСТЬ 1. НА ПОДХОДАХ К ПАМИРУ

Все дороги ведут в Душанбе и из Душанбе. Традиционный утренний прилет, быстрая процедура контроля, посещение местного Ашана и рынка – и вот мы уже загрузились в джип. Выдвигаемся из столицы на юг, по обновленному шоссе. В первый день надо проехать через равнинный Таджикистан и достичь предгорий Памира.

Жара в этом году приличная. На улице +350С, сонные дехкане предлагают вдоль дорог фрукты и бахчевые. Пейзаж немного оживляют виды на Нурекскую ГРЭС сверху. Обыкновенная Средняя Азия. На улицу можно выйти минут на пять, не больше. Сразу долбит солнцем по голове и хочется в машину, к кондиционеру. Которого нет. Почему-то у большинства водителей джипов в Таджикистане он сломан. Конечно же, он «сломался вчера, и его вот-вот починят».

Доехав до районного центра Хатлонской области, города Куляба, отобедали на рынке, – отведали изумительный плов по местному рецепту. После обеда пошли пейзажи поинтереснее. Мы незаметно очутились на высоте более 2000 м, справа показался Пяндж. За ним – Афганистан. Скоро дорога, извиваясь узкой змеей, вошла в ущелье реки Пяндж.

Здесь по-настоящему и началось наше путешествие. Потому что та часть Средней Азии, на которую обычно смотрят путешественники, – Душанбе, Худжант, Самарканд, Бухара – в какой-то мере уже утратила присущий ей национальный колорит с приходом цивилизации. Здесь же – глухой угол постсоветской Азии, плавно переходящий в Афганистан и Пакистан.

На протяжении двух дней мы едем вдоль ревущего Пянджа. Местами он совсем неширокий, до другого берега метров 100, не больше. Рассматриваем другой берег. Сразу видно, что там живут по-другому и точно беднее. Кое-где мелькают селения, одиночные афганцы, основной вид транспорта – легкие мотоциклы, реже машины. Мальчишки купаются на разливах реки. Знаменитых оврингов (подвесных троп вдоль отвесных скал) уже нет. Вместо них дорожные рабочие-афганцы рубят вручную маленькие туннели сквозь скалы или пускают дорогу в обход, иногда в обход всего хребта. Очень много обозначенных посадочных мест для вертолетов и следы лагерей для организации, которая занимается разминированием Афганистана – FSD.

Появляется ощущение, что сейчас ты видишь самые масштабные пейзажи в своей жизни. Присутствует какой-то эффект «панорамости». Умом понимаешь, что и Безенгийское ущелье на Кавказе, и El Capitan в Калифорнии тоже не малыши, но здесь все кажется больше. Может быть, из-за отсутствия растительности или же из-за большой прозрачности воздуха. Кто знает? Да и важно ли это нам, простым путешественникам, волею судеб оказавшимся здесь…

 

 

Начинается Знаменитый памирский тракт, воспетый Юрием Визбором, очень длинный и разнообразный. То совсем невысокий, как здесь, то уходящий за облака, с перевалами под 5000 метров. Потрясающе красивый и притягательный!

К концу дня прибываем в селение Калай-Хумб «Ворота Памира». Происходит смена декораций – мы видим новый язык, одежду и национальную кухню. Исчезли традиционные среднеазиатские тюбетейки, многолюдные селения с обязательными ишаками вдоль дорог. Здесь даже ислам другой, не суннитского толка. Жители Памира исповедуют исмаилизм.

Народность памирцев сформировалась под влиянием многовековой торговли, войн и переселений. Как и во всех горных районах, здесь присутствует большое разнообразие языков и диалектов. Жители разных селений зачастую не понимают друг друга и общаются на таджикском либо русском языке. По-русски население Памира говорит значительно лучше, чем «материковые» таджики.

Прибываем в город Хорог, довольно многолюдный (30 000 населения).

Посещаем Хорогский ботанический сад. В советское время он задумывался как большой высокогорный полигон (2000 м). Действительно, территория его огромна, и обход сада вполне тянет на самостоятельный треккинг, который мы и совершаем.

Отсюда открывается великолепный вид на город, Пяндж и окрестные горы. На территории полно плодовых деревьев – груши, сливы, яблоки. Рвать не запрещено. А яблоки, собранные в саду, оказались даже лучше купленных на рынке. Наш разминочный треккинг был достойно завершен созерцанием свадьбы и общением с местными жителями.

Утром следующего дня, прежде чем покинуть цивилизацию, мы решили посетить целебные серные источники. Снаружи источник выглядит довольно эффектно. Стена из серных сталактитов, постоянно окутанная паром горячей воды. Наподобие Пумуккале в Турции или Мамонтовых террас в Йелоустоне, только масштабом меньше.

После спа-процедур, отведав на посошок восхитительный курутоб, едем к началу маршрута, в один из высокогорных кишлаков.

 

ЧАСТЬ 2. ТРЕККИНГ

Нитка маршрута: Ущелье реки Гунт > озеро Зарошкуль > озеро Учкуль > перевал Лянгар > озеро Яшимкуль

Цель путешествия: полюбоваться красотами Памира без искажения эстетического восприятия действительности и ущерба для здоровья. Треккинг наш начинался на уровне 3500 м и быстро переходил за 4000 м, проходил в основном по натоптанным тропам, с использованием гужевого транспорта.

Условно наш путь можно разделить на три части:

Подъём по долине одного из притоков реки Гунт на высокогорное плато с высотами 4000-4500 м.

Пересечение плато.

Спуск и выход к третьему по величине озеру Таджикистана – Яшимкуль.

Пейзажи на протяжении всего маршрута постоянно менялись.

В первой части пути мы шли по широкой, окаймленной видневшимися вдалеке ледовыми «пупырями» долине. Широкая, около 1-2 км, пойма реки, бедная, но все же растительность в виде рощ облепихи и неизвестных нам деревьев, стада яков, пасшихся на зеленых полянках.

Прослышав об очередном серном целебном источнике, решили посетить его. Оказалось, что надо-то всего подняться на 800 м по вертикали. «Заодно и акклиматизируемся» – решили мы. Преодолев крутой подъем в стиле Фанских гор, совершили омовение в очень теплом, почти горячем ключе, где местные жители соорудили нечто наподобие ванн из булыжника. Нам понравилось, приятно посидеть в солнечную погоду в горячей ванне с видом на снежные горы. Людей почти не было, за исключением двух собирателей серы. Они пришли сюда из соседнего ущелья Бартанг, будут потом продавать лечебный камень внизу.

Вообще, жители высокогорных районов Памира очень мобильны, они постоянно в движении. Но это не от того, что им нравится бегать целыми днями по горам. Просто жизнь такая, все они живут натуральным хозяйством и пасут скот в горах. Условия, ясное дело, почти средневековые. Это простые, отзывчивые люди, всегда готовые прийти на помощь. Некоторых смело можно назвать дауншифтерами. Хозяин дома с тростниковым туалетом, например, имеет квартиру в Хороге, но даже зимой предпочитает жить в горах.

А еще здесь вы найдете типичный напиток тибетцев – чай с молоком, солью и маслом. Только вот вместо тибетской муки сюда добавляют покрошенную лепешку. Очень хорошо ветреным памирским утром навернуть чашечку «шир-чоя», согревает и надолго хватает.

Ну вот, наконец-то нескончаемая долина пройдена, и мы, слегка акклиматизированные, поднимаемся на плоскогорье выше 4000 м, сопровождаемые ветром и ласковыми взглядами яков. Озера разного цвета проходят перед нашими глазами одно за другим.

Бесконечные морены циклопического вида, речки с чистейшей водой… Перед очередной переправой рекомендуется посидеть на берегу, послушать журчание воды и тишину гор.

Здесь подолгу можно любоваться знаменитыми памирскими плоскогорьями. Что-то бесконечно древнее и вечное спрятано здесь, места эти не уступают Тибету по энергетике и масштабам, разве что нет людей, Шамбалы и вездесущего китайского правительства.

После трех дней похода в бесконечных лабиринтах озер и морен, тропа на время соизволила приспуститься на 500 метров по высоте, и мы оказались на летовке, в компании небольшой семьи пастухов, проживающих здесь по полгода. Хозяйство полностью натуральное, все идет в дело.

Случись что в «миру», эти люди даже не заметят, так и будут жить сами по себе. Как жители высокогорного кишлака Ягноб в Матче, под Душанбе. Пришли себе туда во времена Александра Македонского, да так и до конца 20-го века жили-поживали, и никто о них не знал. Теперь ученые ездят туда древнесогдийский язык изучать.

К этому моменту мы уже изрядно почернели от памирского солнца, кожа наша огрубела от памирского ветра, а местами даже изрядно потрескалась, поэтому, когда после очередного изумительно-красивого озера Чапдара (4560 м) тропа побежала вниз, мы даже немного обрадовались. Опять широкая долина, опять бесконечные стада яков. Преодолев «на посошок» перевал Лянгар (3900 м), переходим в долину озера Яшимкуль, третьего по величине на Памире.

Тепло попрощавшись с погонщиками и осмотревшись, обнаружили, что здесь-таки есть люди. Проявлялось это в виде рукотворной дамбы (позже выяснилось, что из Яшимкуля зимой пускают воду в Хорог), маленькой бытовки и здоровенного ангара. Людей категорически не было. Из-под двери ангара вылез кот и дружелюбно замяукал. Но, по слухам, здесь была баня(!!!), поэтому мы залезли внутрь и расположились там в ожидании хозяев. После недели дикой природы мы с умилением разглядывали облезлый ангар, кучи какого-то хлама в углу и душ (баню) без смесителя. Коты тоже радовали. Появившийся к вечеру смотритель дамбы сообщил что баня была, да только что сломалась, смеситель в Хороге на ремонте (ну прям как с кондиционерами в джипах).

Делать нечего, пошли созерцать умопомрачительные окрестности Яшимкуля. Хозяин оказался милейшим человеком. Бесплатный ночлег под крышей, шир-чой и печка-буржуйка с кизяком в качестве топлива были нам обеспечены. За «дровами» пришлось выезжать на хозяйской Ниве в горы. Зато потом сидишь в ангаре около печки (а на улице 50С, если что) и слушаешь завывания ветра по углам ангара…

На следующее утро загрузившись в очередной джип (угадайте, что было с кондеем?) двинули снова на Памирский тракт. Это была уже другая дорога, не та, что проходит вдоль границы с Афганистаном. Здесь мы едем на высоте около 4000 м, изредка забираясь на 4500, чтобы преодолеть очередной перевал. За окном был бескрайняя широкая равнина, с видневшимися на горизонте горными цепями. Дорога ровной (или почти ровной) стрелой уходила вдаль. Ну чем вам не Невада?

Редкая машина встречалась по пути. Время остановилось. Иногда казалось, что вот-вот на горизонте появится караван c грузом шелка из Китая или же очередная орда кочевников. Временами тракт подъезжал совсем близко к границе с Китаем, и мы любовались могучими шеститысячниками на фоне «колючки». Периодически проезжали какие-то остатки былого величия времен СССР, брошенные заставы, машинные дворы и т.д.

На этом отрезке дороги имеется лишь один значительный населенный пункт – поселок Мургаб, расположенный на перекрестке дорог. Как и все вокруг, его внешний вид напомнил Тибет, с его выбеленными домами и пестрым составом населения. Головные уборы памирцев с обязательным «цветком» соседствуют здесь с большими войлочными киргизскими панамами-топу. Ведь до Алайской долины, что в Киргизии, рукой подать, какие-то 300-400 км.

В этот день в поселке был праздник здесь запускали электростанцию! Целое событие для жителей, ведь до сих пор свет и тепло производилось исключительно дизель-генераторами. Остается только порадоваться и за этот забытый Богом уголок Евразии.

К вечеру добрались до озера Каракуль первого по размерам в Таджикистане. Сквозь вечернюю дымку проглядывал Заалайский хребет и массив п. Ленина. Заночевали в одноименном поселке, живо напомнившем нам произведения Ч. Айтматова типа «Буранный полустанок».

С утра, после стремительного броска по тракту по направлению к Заалайскому хребту и преодоления перевала Кизил-Арт, мы пересекли границу и въехали в Киргизию. Пересечение границы не вызвало проблем ни с той, ни с другой стороны.

Мы оказались на южных склонах хребта, в знаменитой Алайской долине. Слева нас все время сопровождал массив пика Ленина, вдоль дороги носились бесконечные табуны лошадей. Здесь климат повлажнее и мы, уже привыкшие к суровой природе Большого Памира, с умилением смотрели на сочную траву, заросли кустарника и арчи, на мягкие полутона Памиро-Алая.

Азия тут уже немного другая, с налетом Евразийского союза. Часто вдоль дорог встречаются деревянные избы, жители славянской внешности, а в любом магазине со словами: «Все равно в Москву ехать», – у вас примут российские рубли.

Путешествие наше закончилось в городе Ош, центре южного Кыргызстана. Город этот знаменит своим огромным базаром (по слухам, самым большим в Средней Азии), горой Сулейман с пещерами доисторических людей и природно-историческим музеем. По большому счету, делать здесь особо нечего. Но как же приятно, черт возьми, после похода побродить по бесконечным рядам ошского базара, неспешно посидеть в чайхане в тени густых крон платанов и поплавать в бассейне отеля!

Мы попрощались с Памиром. Но этот суровый, но красивый горный край не скоро отпустит нас. Даже сейчас, по прошествии месяцев, мы тоскуем по его величественным пейзажам и бескрайним просторам. И без ложного пафоса можно сказать – это место, куда хочется вернуться.